О несчастных русских

Есть мир плохого фэнтези и старых голливудских боевиков. В этом мире люди делятся на добрых и злых по своей природе. Одни люди герои, другие негодяи, и кто из них кто – заложено внутри.

И есть реальный мир. Он не такой. Ну, то есть да, и в реальном мире есть небольшой процент неисправимых психо/социопатов и небольшой процент людей с редкой эмпатией и/или с гуманистическим стержнем, который не гнётся ни при каких обстоятельствах. Но большинство жителей реального мира – люди вроде меня и вас: ни рыба ни мясо. Они живут по обстоятельствам и плывут по социальному течению.

Это прописная истина наук о поведении людей. Причём она не первое десятилетие прописная. Любая людина с высшим образованием и привычкой читать многабукафф видела/слышала её несчётное количество раз. Эту истину проговаривают все кому не лень, в текстах на самые разные темы.

Вот формулировка, попавшаяся мне буквально вчера в статье философа М. Розова (1930-2011) по теории познания:

«…многие … характеристики людей определяются тем, что люди занимают определённые … места в социальном пространстве.

…люди, действуя, определяют характер социального пространства, а пространство в свою очередь диктует людям, как им действовать».

Искренне прошу прощения, что загромождаю информационную сеть «Интернет» такими банальностями.

Просто у меня уже не первый год впечатление, что дорогие соотечественники хронически забывают эту банальную истину. Забывают, чтобы потом с большим пафосом и надрывным красноречием открыть её заново.

После 24 февраля это впечатление сильно окрепло. А после объявления в РФ мобилизации и вовсе кажется, что «хорошие русские» начали совершать это волнующее открытие чуть ли не ежедневно.

В иной ситуации это было бы нормально. Немалая часть жизни состоит из переоткрытия прописных истин на собственной шкуре. Однако в данном случае я замечаю мерзкую тенденцию. Братья-сёстры по российскому паспорту и нелюбви к Путину сплошь и рядом «открывают» социальную природу индивидуального поведения главным образом для того, чтобы стереть или хотя бы сгладить различие между преступником и жертвой.*

Рускоязычные просторы сети «Интернет» заполняются текстами о том, что граждане и гражданки РФ, ведущие войну с Украиной, – это, оказывается, тоже люди и они, оказывается, тоже несчастные.

Неподготовленные солдаты с антикварным оружием,

жёны и матери, переживающие, что у «мальчиков» нет нормальной экипировки,

пожилые родители, отказывающиеся верить в российские военные преступления,

миллионы людей, хавающие пропаганду про укронацистов и коварное НАТО

и продолжающие ходить на работу,

чтобы прямо или косвенно обеспечивать армию РФ снарядами, едой, логистикой, ковриками, носками, платочками с буквой Z, нефтяными доходами, ненавистью к украинцам, готовностью всё простить,

– вот прямо сейчас кто-нибудь с паспортом РФ и запалом первооткрывателя наверняка объясняет миру, что всё это, представьте себе, не инопланетяне, а обычные люди, угодившие в паскудные обстоятельства, взятые в заложники преступным режимом и хреновым историческим процессом; что они тоже по-своему жертвы.

В начале вторжения, I kid you not, мне даже объясняли, что сотрудни_цы российской дипломатической службы – это тоже представители вида гомо сапиенс. У них (объясняли мне) своя жизнь и жизненные обстоятельства.

Когда я вижу такое объяснялово, я испытываю – ну, скажем так, глубочайшее недоумение.

Кто, дорогие соотечественни_цы, по-вашему, совершал и совершает все остальные массовые гнусности в человеческой истории?

Все прочие оккупации, геноциды, пытки, грабежи, фашизмы – это чьих рук дело? Вельзевула и Иблиса? Новозаветных бесов, которые вылезли из свиней, утопленных И. Христом в палестинском водоёме?

Может быть, раз пошла такая пьянка, будем дружно постить посты и о том, что начальники, насилующие подчинённых, мужья, избивающие жён, родители, стегающие ремнём детей, – это тоже обычные, часто несчастные люди, а не марсиане в резиновых костюмах?

Да, каждой из нас – каждой «хорошей/вменяемой» русской – крупно повезло. Наше «место в социальном пространстве» (см. выше) и стечение наших жизненных обстоятельств дали нам шанс не участвовать в чудовищных преступлениях, которые совершает сейчас Российская Федерация.

И да, степень соучастия разных граждан_ок РФ в этом преступлении очень сильно разнится. Вождей и командующих, надеюсь, будут судить на новом нюрнберге. Рядовым работни_цам тыла, надеюсь, просто будут когда-нибудь плевать в лицо подросшие дети и внучки – как это было в ФРГ в шестидесятые.

Но сейчас, пока война ещё идёт, пока преступление совершается, главное различие – это различие между преступниками и жертвами, а не градация оттенков преступности. И главная задача везунчиков вроде нас – называть преступление преступлением, а не выискивать ему банальные оправдания, мучаясь угрызениями совести из-за собственной везухи.

Российские «мобики», члены их семей, всё агрессивно-послушное большинство населения РФ – они все вызывают жалость. Потому что они жалкие. Потому что они работают на российское государство – нищую, неэффективную, уродливую организацию, которая медленно, но верно проигрывает свой фашистский блицкриг.

Но это вовсе не значит, что они хотят проиграть войну.

Мы много ломаем голову над тем, в какой степени жители РФ поддерживают «СВО», какой процент желает «переговоров» и т. п. Мы сетуем на невозможность социологических исследований в условиях фашистской диктатуры. И почему-то в наших гаданиях на кофейной гуще редко фигурирует единственный вопрос, по ответу на который можно надёжно отличить сторонников российской агрессии от её противников:

Желаете ли вы скорейшего поражения РФ в войне против Украины и суда над российскими военными преступниками?

Разумеется, проводить опросы с такой формулировкой в сегодняшней РФ – это всё равно что спрашивать, не желает ли кто сесть в тюрьму. Даже многие представители того самого меньшинства с твёрдым нравственным стержнем откажутся отвечать.

Но, к несчастью, особой нужды проводить подобный опрос и нет. Его результат можно с ужасно высокой долей вероятности вывести из базовых знаний о поведении людей.

Даже на условиях полной анонимности и безопасности большинство житель_ниц РФ ответили бы отрицательно: нет, мы не желаем поражения «нашей стране» и суда над «нашими». Потому что житель_ницы РФ – это не отдельный подвид гомо сапиенса. Это обычные люди на своих обычных местах в своём социальном пространстве. Обычные люди редко хотят, чтобы «их страна» проиграла войну и несла ответственность за военные преступления.

Большинство рядовых россиян_ок считают «своей страной» ублюдочную московскую империю с её фашистским режимом. Охотно ли, неохотно ли – они будут работать на гигантскую машину смерти под названием «Российская Федерация», пока эта машина не заглохнет.

Может быть, когда она заглохнет, у нас всех будет шанс создать на месте РФ другое социальное пространство. Сейчас, в конце 2022, я не очень уверен, что у нас получится. Но я уверен в другом: чем больше мы нынче занимаемся стиранием границы между «несчастными» агрессорами и жертвами их агрессии, тем сложней будет создавать это новое пространство.

5 декабря 2022

*Не сомневаюсь, что большинство дорогих соотечественни_ц не отдают себе отчёта в том, что, рассуждая во всеуслышание о «несчастности» рядовых участников российской агрессии, прилюдно занимаются моральным релятивизмом.

Но их намерения не играют здесь особой роли. Речевые акты в конечном счёте имеют не тот смысл, который в них вкладывает говорящая. Они имеют тот смысл, который рождается в головах у слышащих – рождается в конкретное время, на фоне конкретных событий. Любая людина с высшим образованием и привычкой читать многабукафф должна научиться наконец это понимать.

Есть и другая вещь, которую стоит держать в уме всегда, но особенно во время войны. А именно, разница между публичным высказыванием и частным действием. Помогать родным, друзьям и прочим отдельным людям с паспортами РФ спастись от российского фашизма – одно. Проповедовать на публике жалость к участникам и соучастницам агрессии, лайкать подобные проповеди, отказываться понимать их безнравственность – совершенно другое.

Первое, смею надеяться, делает любая нормальная людина. Без рассуждений и призывов в соцсетях.

Вторым занимаются те, из-за кого выражение «хорошие русские» сейчас звучит не иначе как горький сарказм.

На фото: жёны российских мобилизованных шьют балаклавы и бельё для армии. Издание «Сибайский рабочий«.


Posted

in

,

by

Tags:

Comments

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: