Экскурсия

Так, вот сюда все пожалуйста, чтобы всем было слышно, покучней, покучней, вот так… Все подтянулись уже?.. Замечательно, замечательно…

Доброе утро, дорогие старшеклассники, добро пожаловать, мы рады видеть вас, рады приветствовать вас в нашем Федеральном Центре Переформации, меня зовут Михаил Йоханнесович Фан дер Мерве, я один из двух заместителей директора Центра, и сегодня я буду вашим, так сказать, гидом. Мне будет помогать Ксения, один из наших самых молодых сотрудников…

Ксения – должен сразу предупредить – несмотря на её молодость, блестящий переформатор, ведущий специалист в области дидактической дезадаптации, о которой мы сегодня будем обязательно говорить, так что если я не буду знать ответ на какой-нибудь ваш каверзный вопрос – мы приглашаем вас задавать как можно больше вопросов, спрашивайте и ни в коем случае не стесняйтесь, пожалуйста – если я не буду знать ответ, то Ксения знает практически всё, я не шучу, она сможет ответить на любой вопрос…

Итак, мы начинаем прямо здесь и сейчас, на первом этаже здания, в котором расположена администрация Центра и где, в частности, работаю и я. Центр занимает довольно обширную территорию – вы наверняка заметили, когда подъезжали – в общей сложности, около ста гектаров. На этой территории находятся 28 зданий, больших и маленьких, и это административное здание – одно из маленьких, как видите… Два этажа, всего пара десятков комнат, пара конференц-холлов, много шкафов и компьютеров, в общем, ничего примечательного, за исключением, возможно, столовой для сотрудников и гостей, где по окончании экскурсии вас очень вкусно накормят, даю вам честное слово… Нет, нет, ваша учительница абсолютно права, экскурсия займёт два часа, не больше… Да, да, сразу по окончании… Так, хорошо, давайте стройною организованной толпой пройдём свозь вот эти двери на улицу, там сегодня замечательная погода, нам повезло, можно сказать…

Итак, вот это здание перед нами – оно называется Приёмник – это самое большое здание комплекса, десять надземных этажей и столько же подземных. Выглядит оно, нам многие говорят, не так приветливо, как подъездная аллея и здание администрации, и я, пожалуй, с этим соглашусь… Почему оно так выглядит? Да, почему же. Потому что мы с вами, друзья, я напомню, живём в обществе единства формы и содержания, а содержание у этого здания достаточно невесёлое. Именно сюда, прямо из зала суда, привозят направленных на переформацию, то есть тех самых невежественных, безмозглых ублюдков и моральных уродов, ради которых, собственно, и существует Центр… Да, прямо сюда в эти ворота. Как часто?.. Каждый раз, когда один из наших городских судов выносит соответствующий приговор. В последнее время, если я не ошибаюсь, в среднем, раз в месяц. Кроме того, регулярно прибывают пациенты из других регионов страны, иногда из соседних государств – до пяти человек в неделю… Раньше, впрочем, было намного больше, могу вас заверить… Что? Да, совершенно верно, совершенно верно вы говорите, девушка, сразу после открытия Центра такая именно была статистика, до двадцати новых пациентов в неделю привозили…

Итак, новых пациентов привозят прямо сюда и прямо такими, какие они есть. Поэтому, конечно, Приёмник отдалённо напоминает более традиционные исправительные учреждения, для людей, совершающих уголовные преступления – на почве корысти, как вам известно, и так далее…

Верно, молодой человек, это действительно тюрьма, в определённом смысле. В этом здании можно оказаться только – и я повторюсь – только по приговору суда. И только после тщательного, очень тщательного медицинского обследования. Центр Переформации – не психиатрическая лечебница, сюда попадают только люди с, так сказать, здоровой психикой. Все, у кого было диагностировано психическое расстройство, направляются в соответствующие медицинские учреждения… Самое главное отличие нашего Центра от тюрьмы – пожалуйста, не забывайте об этом – главное отличие в том, что смысл пребывания здесь – не в лишении личной свободы. Смысл всего процесса переформации – вы ещё будете это подробно разбирать на уроках толерантности и рационального мышления в вашей школе – смысл переформации не в лишении свободы, а в радикальном изменении индивидуальной ситуации и уровня сознания каждого пациента…

Срок пребывания в Центре не превышает трёх лет, и всего несколько недель, несколько первых недель пациенты проводят в Приёмнике. Вот этот высокий забор, окружающий здание, – это единственный забор на территории комплекса. Приёмник очень хорошо охраняется, и… Надо сказать, что многие сотрудники начинают свою карьеру в Центре именно как охранники – чтобы, так сказать, потом уже ничего не было страшно. Начинают ещё в студенческие годы, во время практики. Вот, например, Ксения в своё время работала охранником… Всё верно, я свидетель, она действительно нагоняла на них страх. Вообще, большинство сотрудников у нас в Центре женщины… Давайте пройдём внутрь, вот сюда, пожалуйста, по одному, держите глаза открытыми и руки приподнимите ладонями вверх, пожалуйста… Мы пройдём по первому этажу, и вы сможете увидеть пять новых пациентов, они прибыли буквально неделю назад…

Как я уже говорил, это единственный забор в нашем Центре. По окончании пребывания в Приёмнике в тела пациентов – в брюшную полость – временно вживляется небольшой чип, который не позволяет им покинуть территорию. Дело в том, что везде в Центре действует специальное – и абсолютное безопасное, смею вас заверить, сквозь меня оно проходит уже десять лет каждый рабочий день – здесь действует электромагнитное излучение особой частоты. Оно держит эти чипы в спящем состоянии, но если пациент пытается покинуть территорию Центра, выходит за периметр, тогда чип мгновенно активируется, воздействует на нервную систему и парализует пациента. Пациент остаётся в сознании, но не может двигаться. Пожалуйста, проходите в эту дверь и прямо по коридору, до конца…

Да, поднимите штору, спасибо… Итак, друзья, сначала мы послушаем… Да, они тоже нас видят, именно поэтому… Я прошу прощения за эти выражения… В интересах наглядности… Всё, спасибо, Ксения, можно выключить звук. Вот за этим стеклом, ребята, вы видите – и только что слышали – пятерых пациентов нашего Центра. Их привезли в прошлый вторник. Эти пятеро, на самом деле, чуть-чуть ублюдочней и тупее, чем большинство пациентов… Что, впрочем, даже лучше для целей нашей экскурсий.

Итак, кто эти люди?.. Вы, девушка, снова абсолютно правы, это дело широко освещалось в средствах массовой информации… Совершенно верно. Помимо убийства двух китайских туристов, они были признаны виновными в расправе над тремя гражданами России. Вот тот блондин, который показывает мне свой любимый жест… Его никак не зовут, они уже лишены своих старых имён, это один из первых шагов переформации – удаление прежних имён…

Так вот, этот пока ещё блондин был лидером «Белого сознания» и, в частности, придумал характерный девиз: «Думай ботинком, а не головой». Обычно, кстати, девизы у них менее, скажем так, непосредственные. «Думай славянским сердцем», или вот ещё были не так давно уроды с лозунгом «Крепни, русское тело, взвейся, славянский дух»… В ноябре прошлого года «Белое сознание» в лице этих пятерых напало на Мянзяр Абдуллаеву, её мужа Ханлара и их десятилетнюю дочь во дворе их дома… Поздно вечером, когда вся семья возвращалась домой… Носители белого сознания избивали Абдуллаевых ботинками и, в общей сложности, нанесли им тридцать девять ножевых ранений. Ханлар и десятилетняя Адаля скончались прямо на месте нападения. Мянзяр перенесла несколько тяжёлых операций и выжила, но… Благодаря современным биотехнологиям – тем самым, кстати, что используются в переформации – благодаря им Мянзяр не стала инвалидом физически, но… К сожалению, она до сих пор находится в состоянии сильнейшего нервного расстройства.

Ваша учительница сказала мне перед экскурсией, что на следующем уроке вы будете подробно знакомиться с делами всех пятерых. Замечательная идея… Изучение биографий наших пациентов помогает понять, чем «белое сознание» отличается от нормального человеческого сознания… Как складывается и как, эээ, работает иррациональное, некритическое мышление, которое плодит и подпитывает расизм, национализм, религиозный фанатизм…

Да, молодой человек, ваш вопрос… Ксения, вы ответите?.. Не может быть, вот этого я точно ещё не слышал. Очень интересно, не правда ли? В общем, могу только добавить, что общие принципы работы нашей системы безопасности изложены на сайте Центра…

Так, ну что ж, вы видели, кого к нам привозят, а теперь мы постараемся показать вам самое интересное, то есть что же мы делаем со всеми этими выродками. Пожалуйста, проходите все налево, вот здесь выход, и мы проследуем в Операционную…

Итак… Все получили халаты? Вот там, я вижу, девушка… А, понятно. Хорошо. Итак, мы с вами находимся в холле Операционной. Это здание ненамного меньше Приёмника – шесть подземных и восемь надземных этажей, пятнадцать операционных комнат, тридцать процедурных, десять лабораторий и много других помещений. Здесь осуществляется физиологическая часть переформации, то есть именно то, что слово «переформация» означает для широкой публики. Мы с вами, я найдеюсь, к концу экскурсии будем знать, что операции, происходящие здесь, — это важный, но только первый, вводный этап на пути переформации…

Пожалуйста, следуйте за Ксенией… Располагайтесь в креслах… Да, можно поднять экран… Вот, друзья, перед вами самая крупная операционная в этом здании, надеюсь, всем хорошо видно, и прямо в данный момент, на ваших глазах, роботы – под контролем специалистов – осуществляют репигментацию пациента…

Как вы знаете, мы наследуем от наших родителей определённый набор генов – набор, сложившийся в результате тысячелетий, миллионов лет генетических перетасовок… Нам кажется, что внешне мы очень разные – вы можете оглянуться и посмотреть на своих одноклассников, у вас очень подходящий для этого класс, много разных цветов волос, оттенков кожи, форм носа, разрезов глаз…

А теперь, друзья, вспомните, что я говорил вам о единстве формы и содержания. Помните? Так вот. Это правило распространяется – да и то лишь в принципе, в идеале – только на то, что создано человеком. Например, здание Приёмника. Мы же с вами не созданы людьми… Нет, всё правильно, молодой человек прав, его сделали папа и мама. В определённом смысле. Как и каждого из нас. Но наши папы и мамы не выбирали нам набор генов. С таким же успехом они могли бы выбирать погоду на Марсе в день вашего зачатия. Они передали нам случайную комбинацию тех генов, которые получили сами, таким же образом…

Мы – это не стоит забывать, ребята, – продукты миллиардов лет развития генетического кода, который сам по себе не более разумен, чем кресла, на которых вы сидите… И, независимо от цвета глаз, формы носа и степени курчавости волос, этот генетический год внутри каждого из нас на удивление одинаков, то есть эти внешние признаки, которые так бросаются в глаза, – это несколько разных последовательностей ДНК, несколько переставленных слов в огромном, поистине гигантском тексте нашего генома. Генетические различия между отдельными людьми, между представителями одной из так называемых рас, бывают значительно серьёзней, чем статистические различия между разными расами…

Пациенту, который сейчас находится за стеклом на операционном столе, случилось родиться на северо-западе Евразии и унаследовать набор внешних признаков, который мы можем классифицировать как европеоидный. В силу ряда социальных и, скажем так, педагогических факторов, к моменту достижения совершеннолетия пациент стал рассматривать этот факт, как некое достоинство, предмет для гордости… Других предметов для гордости у него не было: его исключили из техникума за неуспеваемость, он жил с родителями и нигде не работал, у него не было девушки, он регулярно употреблял спиртные напитки… А вот слева, на экране, список преступлений. Так он проявлял свою гордость на практике… По окочании всего комплекса операций этот пациент будет иметь тёмный цвет кожи – приблизительно как у девушки во втором ряду, да, у вас, девушка – а также приплюснутый нос, сильно вьющиеся чёрные волосы – одним словом, его внешность будет соответствовать облику коренных жителей Австралии…

От чего зависит выбор новой внешности? Как правило, это внешность, характерная для этнической группы, которая особенно ненавистна пациенту, внешность жертв пациента, иначе говоря. Этот пациент однажды вечером вышел на прогулку с десятью товарищами и при помощи гвоздодёра нанёс более двадцати ударов студенту Петербургской Консерватории Марку Нуджулу, гражданину Австралии. Марк Нуджулу скончался по дороге в реанимацию…

Ваша сестра с ним была знакома?.. Жаль, что она не пришла с вами сегодня… В общем, здесь наши дорогие пациенты, убеждённые в собственной расовой исключительности, получают новую внешность… Сами операции, кстати, технология их проведения – всё отработано до мельчайших деталей, Ксения сейчас скажет об этом несколько слов…

Спасибо. После операции каждый пациент проводит ещё три-четыре недели в Приёмнике, в небольшой камере с зеркальными стенами… Что, простите? Да, конечно, они и хотят, и пытаются. Однако за десять лет существования Центра это удалось только двоим, буквально сразу после открытия. Оба выбросились из окон. Теперь мы не даём им не малейшей возможности совершить самоубийство. Даже зеркальные стены покрыты слоем из мягкого прозрачного пластика, чтобы голову нельзя было разбить… После комнаты с зеркальными стенами пацентов переводят из Приёмника в здание Школы, и сейчас мы с вами как раз туда и отправимся…

Ксения, кто-то звонил? У них всё готово там?.. Драка?.. А, ну это в порядке вещей, всех уже успокоили, я уверен. Пожалуйста, выходим тем же путём…

Так, давайте остановимся здесь на минутку, перед крыльцом… Друзья, сейчас мы войдём в здание Школы. Разумеется, все пациенты, которых вы увидите в Школе, находятся под контролем, и вашей безопасности абсолютно ничего не угрожает, но будьте готовы к тому, что вы увидите некоторые, возможно, необычные для вас, неожиданные сцены… На ранних стадиях обучения в Школе пациенты часто ведут себя несколько своеобразно. Эксцентрично…

И теперь несколько вводных слов. Вы, конечно, знаете, что физиологическая часть переформации – то, что мы наблюдали в Операционной – вы знаете, что такие операции проводятся в любом косметологическом центре. Они недёшевы, но, тем не менее, немало людей подвергают себя таким процедурам совершенно добровольно, за собственные деньги. Я не удивлюсь, если среди ваших родственников или знакомых… Ну вот, я так и предполагал. То есть, как видите, в изменении цвета кожи, фактуры волос и прочих видах коррекции внешности – в этом нет ничего необычного. Переформация, я уже подчёркивал, идёт значительно дальше…

Помимо внешности, расовое и особенно этническое маркирование, разделение людей на «наших» и «ненаших», может быть основано на территории проживания, разных культурных традициях, религии… И, конечно же, на языке. В Школе происходит изменение языковой самоидентификации пациентов. Поэтому, кстати, официальное название Школы – Институт лингвистического программирования. Наряду с Храмом, который идёт следующим пунктом, это самый затратный этап в финансовом отношении. В Школе используются, можно так сказать, технологии будущего, используется очень сложное, очень дорогое оборудование… Эти технологии вряд ли станут общедоступными в ближайшие несколько лет, но… Над ними уже долго работают, работают во многих странах, и мы надеемся, их повсеместное внедрение в конце концов сделает центры переформации ненужными…

Пожалуйста, проходите внутрь, Ксения покажет, куда… Виктор, что здесь было?.. Сколько человек?.. Где они сейчас?.. Чем усыпили? Обоих?.. Хорошо, можете не звонить Ельникову, просто включите в вечернюю сводку. Остальные как?.. Замечательно…

Прошу прощения за маленькую задержку, я вижу, все уже расселись, очень хорошо. Сейчас мы понаблюдаем за пациентами, которые находятся в Школе. Пожалуйста, наденьте наушники, лежащие перед вами… Вы можете смотреть на большой экран позади меня или на экраны перед вами. Кроме моего голоса, вы можете слышать голоса пацентов, которых видите на экране. Просто ткните пальцем в изображение пациента, и вы услышите его голос. Итак… Сначала безмолвная сцена, так сказать. Это одна из подготовительных палат. Мозг пациента, сидящего или, точнее, почти лежащего в кресле, под колпаком, приводится в режим первичного усвоения языка – это довольно много времени занимает, около двух суток… При помощи специального катализатора мы повторно активизируем, включаем в коре больших полушарий несколько генов – вот их названия в верхнем углу экрана – благодаря которым пациент в своё время усвоил русский, то есть родной для него язык…

Кто-нибудь помнит, как он выучил русский язык?.. Так, вижу, что вот девушка помнит… И вот молодой человек… А родные языки у вас?.. Как видите, ваши одноклассники помнят, как они выучили русский, потому что их родные, их первые языки – грузинский и фарси. С русским они столкнулись чуть позже, и, я предположу, изучение русского у них прошло хоть и быстро, но не так незаметно и стремительно – не так естественно, если угодно – как усвоение первого языка.

Если вы решите… И особенно если я сейчас, в свои сорок восемь, возьмусь за грузинский или фарси, мне придётся изрядно попотеть над учебниками и много-много-много зубрить, даже если я перееду в Грузию или в Иран. И более того, ваши одноклассники, например, хоть русский им и не совсем родной, говорят по-русски без акцента – у них всё-таки ещё молодые уши или, точнее, молодые мозги. Да и у всех у вас, я уверен, когда вы говорите по-английски, наверняка почти нет акцента… А у меня такой акцент, что можно им гвозди забивать, айм нот джоукин, ю кен хиар ит ёселфс. И всё потому, что всерьёз я взялся за английский, только когда поехал в Швецию писать диссертацию, да…

Мозг маленького ребёнка генетически настроен на быстрое усвоение языка, особенно в течение первых пяти-шести лет жизни… В среднем, после девяти, десяти, одиннадцати лет, увы, эта настройка сбивается, отключается… У большинства животных есть такие, в некотором роде, познавательные программы, которые действуют только однажды, для которых есть так называемый «критический период» в самом начале жизни – например, чтобы детёныш мог раз и навсегда запомнить облик матери…

20 лет назад биологи разобрали механизм нашей языковой программы и выяснили – выяснили до мельчайших подробностей – как она действует, как включается и как выключается. Тогда уже было известно, что, используя различные катализаторы, различные «выключатели» генов, у животных можно повторять «критические периоды», можно запускать такие программы повторно – как правило, не больше одного раза, но всё-таки можно…

Николай Сергеевич Ельников – сейчас он директор нашего Центра – 17 лет назад разработал технологию повторного включения нашей языковой программы, даже в мозге довольно взрослого человека – вплоть до сорока лет, в среднем. То, что вы видите на экране, – применение этой технологии. Мы возвращаем мозг пациента в то время, когда он был языковой губкой, когда в нём происходила установка языкового программного обеспечения, можно так сказать…

Обычно на этом месте… Да, молодой человек, ваш вопрос… Я договорю за вас: «…не применяют вместо учебников и уроков иностранного языка?» Верно?.. Мы скоро увидим ответ на этот вопрос. Снова внимание на экран…

Это один из так называемых начальных классов. Большинство на этом этапе обучается строго индивидуально, и этот пациент не исключение… Строго говоря, класс – это дом пациента, до завершения начального обучения. Пожилая женщина, которая разговаривает с ним, – это носитель. Я поясню, что это значит, но сначала послушайте их разговор… Ткните пальцем в изображение женщины…

Ну как, кто-нибудь может сказать, на каком языке она говорит?.. Никаких предположений?.. Верно, очень много согласных, очень необычно звучит… Это ительменский язык, дальний родственник чукотского языка. Сейчас на ительменском языке говорят шестьдесят восемь человек, почти все они пожилые люди. Ительменский – один из сотен исчезающих малых языков. Только в нашей стране таких несколько десятков…

Центр Переформации, сочетая полезное с полезным, сотрудничает со Всемирным Фондом Защиты Малых Языков… Каждому пациенту, попадающему в Школу, предстоит усвоить два новых родных языка: один исчезающий и один относительно распространённый. Помимо ительменского, через несколько месяцев этот пациент будет говорить на албанском…

Тринадцать месяцев – столько длится начальное обучение в Школе. В течение этого времени пациент будет общаться только с носителями своих новых языков. Телевизор в его классе показывает только албанские программы, радиоприёмник справа на столе ловит только албанские станции. Кроме того, каждый день в класс пациента транслируются записи ительменских сказок, а также сводка последних новостей и познавательная информация на ительменском языке…

Ага, вот он заговорил, нажмите на его изображение… Как вы слышите, он пока ещё много говорит по-русски, но… Совершенно верно, создаётся впечатление, что русский – не родной для него язык. Это один из двух побочных эффектов метода Ельникова в его современном состоянии. Сам профессор Ельников называет это «эрозией первичного языкового слоя». Говоря проще, родной язык пациента немного деградирует. Это отражается, прежде всего, на грамматике, особенно на синтаксисе – вы слышите, как странно он строит фразы? Высказывания очень короткие, слова слабо связаны друг с другом, падежные окончания почти отсутствуют, он почти не спрягает глаголы… И, разумеется, акцент – пока он не очень силён, но через несколько месяцев это будет, скажем так, полноценный иностранный акцент. Русский словарный запас пациента, напротив, почти не пострадает, возможны только некоторые проблемы с существительными. Разумеется, со временем пациент, если захочет, сможет улучшить свой русский язык, поработать над грамматикой…

От акцента он, впрочем, едва ли избавится. Иностранный акцент, нетвёрдое владение грамматикой в прошлом родного языка и, конечно же, внешность, характерная для другой этнической группы, – это важнейшие инструменты дидактической дезадаптации, о которой Ксения скажет несколько слов, когда мы будем в Храме…

Очевидно, что одной эрозии родного языка уже было бы достаточно, чтобы не применять метод Ельникова за пределами центров переформации, но есть, как я уже сказал, ещё один побочный эффект. Сейчас на экране вы видите другого пациента, он тоже на начальной стадии обучения. Он находится на прогулке в одной из рекреационных. Обратите внимание на то, как он беспорядочно двигает и размахивает руками, как он подёргивает головой…

У большинства людей область мозга, отвечающая за языковую активность, за воспроизводство языка, также тесно связана с жестикуляцией. Обработка мозга по методу Ельникова в каждом втором случае вызывает у пациента временные нарушения жестикуляции – продолжительностью до полутора лет. Если говорить конкретней, мозг перестаёт различать активную и внутреннюю речь, в результате чего пациент активно жестикулирует, даже когда просто думает, то есть практически постоянно. Мы вводим таким пациентам регулярные дозы ингибиторов, но для нормального языкового развития необходимо, чтобы они не находились под действием таких препаратов всё время…

Вполне естественно, что начальное обучение в Школе является периодом сильнейшего стресса, и, когда на следующей стадии контроль несколько ослабевает, бывают разные инциденты… Вот, пожалуйста, запись небольшой драки, которая произошла в одной из аудиторий прямо перед нашим приходом…

Я понимаю ваш смех. Пациент с африканской внешностью, который по-украински обвиняет пациента с азиатской внешностью в предательстве славянских идеалов, – это выглядит несколько комично… Как видите, сотрудники школы частично активировали чипы, о которых я говорил, и лишили пациентов возможности двигаться…

Теперь можно снять наушники – мы посетим одну из аудиторий без посредства видеокамер. Аудитории в нашей Школе мало похожи на традиционные университетские и скорее напоминают комнаты в детских садах – с поправкой на размер воспитанников, конечно… Пожалуйста, следуйте за мной… Проходите в аудиторию и присаживайтесь на скамейки вдоль стен…

Здравствуйте, господа. Добрый день, Эдидьонг. Добрый день, Наталья. Итак, мы находимся в одной из аудиторий второго этапа обучения, вместе с десятью пациентами, воспитателем Натальей и преподавателем истории цивилизации – Эдидьонг… Второй новый язык всех пациентов в этой аудитории – язык йоруба, распространённый в Западной Африке, в частности, в Нигерии. Это очень красивый тональный язык, вы сейчас услышите. Занятия проходят на йоруба и немного на русском. Большую часть времени на занятиях говорят пациенты – они пересказывают и обсуждают информацию по теме занятия. Эта информация по вечерам транслируется в их комнаты. Мы попросим Эдидьонг в нескольких словах описать содержание курса, потом посмотрим немножко, как проходит занятие, и после этого отправимся в Храм – последний пункт нашей программы перед столовой. Пожалуйста, Эдидьонг…

Большое спасибо, Эдидьонг, вы можете продолжать занятие, мы постараемся вам больше не мешать… Хорошо, ребята, давайте потихоньку выходить в коридор… Итак, мы видели фрагмент занятия по истории цивилизации. У кого-нибудь есть вопросы?..

Как мы заставляем их это делать? Учиться, вы имеете в виду? Довольно банальным способом, я должен сказать. Может быть, некоторые из вас знают, что, с формальной, с юридической точки зрения, приговор к переформации эквивалентен пожизненному заключению. Те пациенты, которые не желают принимать активное участие в обучении или даже препятствуют обучению других, – после переформации они просто отправляются в традиционные исправительные учреждения и остаются там… Да, до конца жизни. Мы, разумеется, хорошо объясняем пациентам эту систему по окончании тринадцати месяцев начального обучения…

Тема занятия? Ах да, действительно, Эдидьонг, не упомянула тему занятия… Ксения говорит на йоруба; Ксения, вы можете ответить?..

Зарождение технического неравенства?.. Насколько я, по долгу службы, знаком со школьной программой, это десятый класс как раз, первая четверть. Неравномерное распределение легко культивируемых растений и крупных млекопитающих, подходящих для одомашнивания, в разных регионах планеты, — помните такое?.. Замечательно, ребята, просто замечательно…

Какие ещё есть предметы? Их не очень много, на самом деле. Кроме истории цивилизации, в Школе преподают историю эволюции, сравнительную культурологию, литературу, историю ксенофобии и расовой ненависти… И толерантность, разумеется. Ещё вопросы?.. Хорошо, тогда пойдёмте в Храм. Через дальний выход, пожалуйста…

Давайте остановимся здесь, с краю… Храм, как вы видите, действительно чем-то похож на Храм, и это совсем не случайно. Храм – самое старое здание на территории Центра, его построили около тридцати лет назад, и построило его не федеральное правительство, а последователи учения отца Платона Воронежского, который, кстати, стал одним из первых пациентов Центра…

Большинству из вас, наверное, имя отца Платона мало что говорит, хотя ваши родители наверняка помнят его деятельность – очень бурную деятельность – на территории Российской Федерации и сопредельных государств ещё лет двадцать назад, она подробно освещалась в СМИ. Отец Платон объявил себя вторым воплощением Христа, лечил СПИД по интернету, воскрешал мёртвых, ходил босиком, редко мылся и активно проповедовал теорию Третьего Белого Рима, то есть Москвы. Вселенская Белая Церковь отца Платона прославилась своей ксенофобией, связями с государственными нефтяными компаниями и страстью к возведению храмов вроде этого… Давайте пройдём внутрь…

Располагайтесь крУгом вокруг меня, пожалуйста… Итак, мы находимся в общем лобби храма, из которого можно пройти в секции конкретных религиозных учений. Каждая секция представляет собой зал для молитвенных собраний, оборудованный в соответствии с требованиями данной религии. Когда Центр только открылся, религий в Храме было всего шесть, но за десять лет наш религиозный инвентарь заметно вырос, и, я думаю, ещё какое-то время будет расти… Сейчас у нас есть шесть видов одного только христианства, включая, как того требует преемственность, Церковь отца Платона Воронежского. Кроме того, в Храме представлены иудаизм, Церковь Мормона, два вида ислама, три вида буддизма, индуизм, сайентология, вуду, бахаизм и, по-моему, какие-то шаманы тувинские… Ксения, они ведь тувинские?.. Замечательно…

Пациенты приходят в Храм после окончания Школы и проводят здесь от двух до четырёх месяцев. Спят они, правда, в другом здании, но и там они тоже подвергаются ежевечерним телевизионным проповедям и задушевным визитам…

Здесь, в Храме, проповеди и молитвы происходят вживую, с девяти утра до семи вечера. В течение дня каждый пациент посещает службы трёх различных конфессий, на следующий день религии меняются – в общем, происходит здоровая межконфессиональная ротация… Религиозные службы проводят наши сотрудники, которых мы так и называем – проповедники, и вот, пожалуйста, к нам только что подошёл один из них, в миру его зовут Игорь. На работе у Игоря восемнадцать имён – по числу представленных религий…

Сегодня, я так понимаю по пейсам и ермолке, Игоря зовут Исаак и он проповедует иудаизм. Проповедники – а всего их у нас сорок два человека – тоже постоянно ротируются между религиями, один или два раза в день… Да, у вас вопрос девушка?.. К Игорю?..

Нет, серьёзно, если вы действительно собираетесь в Театральную Академию, то это великолепный способ подработать и потренироваться в актёрском искусстве… У нас самая высокая текучка кадров среди проповедников как раз поэтому – потому что многие, как Игорь, – начинающие актёры. Иностранцев тоже много, которые работают по полгода, по году… Начинающие проповедники проходят четырёхнедельный курс информационной подготовки, конечно, но, по большому счёту, два главных требования ко всем кандидатам – известная доля красноречия и умение убедительно изображать религиозное рвение. Что, как Игорь может ещё раз засвидетельствовать, не слишком сложно…

Да, Ксения напоминает мне, что первое время, то есть в течение первого месяца в Храме, мы во время сна стимулируем у пациентов область мозга, отвечающую, среди прочего, за переживания, которые принято называть религиозными… Таким образом, в течение первого месяца пациенты находятся в состоянии непреходящего религиозного экстаза и несколько раз в день испытывают чувство единения со вселенной, причём каждый раз в рамках нового религиозного учения. Потом стимуляция прекращается, наступает отрезвление и таким образом, в большинстве случаев, происходит постепенное осознание абсурдности любой догматической системы взглядов.

Для усиления эффекта, в последний месяц мы добавляем к исторически сложившимся религиям несколько произвольных, разработанных сотрудниками нашего Центра. Проповедники много импровизируют тоже… Эти самодельные религии мы регулярно меняем, чтобы их вздорность не сглаживалась от частого употребления… Нередко мы даже используем религии, придуманные самими пациентами. Изобретение или, по крайней мере, компиляция религии – это выпускное задание в Храме, большинство пациентов неплохо с ним справляются…

Хорошо, сейчас у вас есть пятнадцать минут, вы можете самостоятельно осмотреть, по крайней мере, несколько секций… Непременно посмотрите на тувинских шаманов, большинство проповедников особенно убедительны в этой роли… Потом мы ещё раз соберёмся здесь для заключительного слова, и… Да, кстати: не все пациенты, которых вы увидите в Храме, проходят переформацию. Некоторые из них – осуждённые религиозные экстремисты, получившие направление непосредственно сюда. Для них существует также отдельная Школа, которую они посещают уже после Храма…

Ну ладно, хорошо, я вижу, вы уже вовсю разбегаетесь… Встречаемся здесь через пятнадцать минут, ровно без двадцати час…

Все собрались?.. Никто не потерялся?.. Ну как, что вам больше всего понравилось?.. Шаманы?.. Церковь отца Платона?.. Всё было интересно?.. Охотно верю… У нас всегда талантливые проповедники, конечно, но в этом году пришли несколько настоящих гениев, один Игорь чего стоит, так что вам повезло, можно сказать…

А вообще, что больше всего запомнилось в Центре?.. Как руки трясутся? Ну да, это действительно жутковато выглядит, многих впечатляет… Рано спрашивать? То есть?.. А, столовую вы ещё не видели… Ладно, хорошо, к вопросу о столовой. Сейчас Ксения наконец быстренько расскажет вам о теории дидактической дизадаптации и о том, что делают выпускники нашего Центра. Слушайте внимательно, завтра у вас будет зачёт по переформации, ваша учительница мне говорила… А потом Ксения отведёт вас в столовую.

Мне, я боюсь, надо возвращаться к более скучным обязанностям, так что всем заранее желаю самого приятного аппетита, было приятно вас видеть в нашем Центре и, если вдруг – если вдруг кто-нибудь из вас решит попробовать себя на поприще переформации, буду счастлив увидеть вас когда-нибудь в качестве наших сотрудников… До свиданья, ребята.

.

.

2006

Реклама

1 ответ на “Экскурсия

  1. А можно разграничить два, не подберу слова, ТИПА отношений? Отношение условно-равных противников, по любому критерию взаимопроникающих и взаимоисключающих культур, и отношений хищник/жертва по тем же критериям?
    Идея не нова изначально — поставить хищника на место жертвы. Намазать ваксой куклуксклановца, антисемиту прилепить пейсы и т.д. Но тут вопрос исключительно национально(расово)-религиозной нетерпимости. Об чем, такскзать, речь? Шо таки все люди братья а религия — опиум, бред и всякая другая ктулха непотребная? Ну так не хлебом/зрелищем единым…
    Давайте дальше. Другие пары хищник/жертва. Классический пример — судьба осужденного за изнасилование в местах лишения. Выпадает из концепции или нет? Грубо говоря, берем некий волшебный шлем виртуальной реальности, с полным спектром ощущений «вживления». И? «Насиловать не хорошо, понятненько? Не насилуйте, ясненько?» ЮП(c)
    Отсюда — обратно. Вышеназванный «бывший» антисемит, обросший пейсами и ермолками, помнящий как орать ‘вайт пауэр’ исключительно на идише и суахили, пускай даже уверившийся, что нет ни иеговы, ни макаронного монстра, становится — кем?Полноценным здоровым членом общества со справкой? Жертвой вчерашних соратников без справок? Или представителем социальной группы оздоровленных по интересам?
    А можно еще эксперимент от обратного. Виртуальный шлем, по принципу Вашего же рассказа «Вместе». Перевернем наоборот? Дадим жертве примерить роль хищника. Интересно, вылечится ли жертва насилия отрастив и использовав орган? А жертва холокоста, управляющая печью? Казнить палача можно. Смысл вендетты?
    Да, социуму СПОКОЙНЕЕ, когда законы толерантности соблюдаются членами. Но, что бы они соблюдались не в одностороннем порядке, представители должны находиться в изначально близких условиях, иметь сопоставимые интеллект, нравственность. Иначе — хрена лысого а не всеобщее равенство и братство.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s