МИРОВОЗЗРЕНИЕ / ПО ПОВОДУ

Жила-была одна свинья

Комментарий к интервью Радио Свобода с режиссёром Виктором Косаковским, который снял фильм о жизни свиньи по имени Гунда и показал его на Берлинском кинофестивале. Очень советую сначала прочитать само интервью и посмотреть трейлер фильма:

 

Прежде всего хочется очень это кино посмотреть. Во вторую очередь – сказать режиссёру Косаковскому большое спасибо.

А в-третьих, сделать вот какое наблюдение: пока я читал интервью с Косаковским, мне без конца лезло в голову не совсем то, что надо.

Лезло, например, что вместо «у свиньи около 300 разных слов» следует говорить «у свиньи около 300 уникальных вокализаций». Или что не следует ссылаться на слонов и лошадей, чтобы подчеркнуть ненужность мяса для полноценного питания; лучше ссылаться на миллионы здоровых (в т. ч. здоровенных) людей-вегетарианцев. Или что вовсе не нужно без меры очеловечивать животных, чтобы им сострадать и наделять их определёнными правами.

Лезла также вот эта хроническая гадкая мыслишка: мол, поспокойней бы надо обо всём говорить, без экзальтации. А то ж ведь распугаем всех солидных, уверенных в себе любителей так наз. «здравого смысла», облечённых везением и привилегиями, привыкших включать эмпатию дозированно, в строго отведённых для этого случаях, типа когда пришёл в музей Холокоста или рассказы Шаламова читаешь.

И ведь не то чтоб совсем уж неверные мысли. Вокализацию свиньи действительно лучше не называть «словом». И даже с солидной публикой, которая в танке, порой действительно стоит понянчиться, поберечь её тонкокожий эмоциональный комфорт из тактических соображений.

Но это, конечно, всё второстепенно.

Потому что с главной, т. е. этической, точки зрения, Косаковский абсолютно прав. На данном этапе развития нашей цивилизации оправдать массовое разведение, убийство и поедание животных уже невозможно.

В том смысле, что человек, живущий выше черты бедности в Берлине, Нью-Йорке, Питере, Киеве, Шанхае – в любом государстве «первого» и «второго» мира – может прочитать хоть целый шкаф лучших книг по этике. Он/а всё равно не найдёт ни одного толкового философского аргумента, который позволил бы совместить эмпатию (читай «жалость к собачкам и кошечкам») с конвейерными пытками и убийствами (читай «животноводством»). Чтобы есть мясо с чистой совестью, мы (см. начало абзаца) должны либо отказаться от логики, либо жить в заведомо архаичной, религиозной системе нравственных координат, где человек «венец творения» и «царь зверей», наделённый абсолютным правом разводить, убивать и жрать всё, что дышит, движется и чувствует боль.

Прав Косаковский, конечно, и в том, что мир в одночасье не изменится. Чудовищная дикость мясоедства займёт своё место в ряду этических очевидностей не завтра и даже не послезавтра. Особенно если климатический кризис приведёт-таки к массовым конфликтам и отбросит нас в прошлое – и технически, и этически.

Если проводить аналогию с другим крупным шагом на пути этического прогресса – отменой рабства в США или в России – то мы, в самом-самом лучшем случае, где-то в начале XIX века. Философский консенсус по поводу того, что откровенное рабство оправдать невозможно вообще никак, на тот момент уже более-менее сложился. Но и в США, и в России рабство было настолько плотно вплетено в экономику, структуру общества и образ жизни как таковой, что руки нередко опускались даже у самых завзятых его противников. То есть им постоянно в голову лезло не совсем то, что надо. Как мне, пока я читал интервью Косаковского. И этого не совсем того лезло так много, что из виду терялось главное: РАБСТВО — ЭТО ЧУДОВИЩНО.

К счастью, главное терялось из виду не у всех. И невозможное в конце концов случилось. Может быть, и в этот раз получится. Часто сомневаюсь. Но всегда надеюсь. Потому что оправдать дикость под названием «животноводство» уже невозможно.

Gunda

Кадр из фильма «Гунда»

 

1 ответ на “Жила-была одна свинья

  1. «На данном этапе развития нашей цивилизации оправдать массовое разведение, убийство и поедание животных уже невозможно.»
    Массовое — может быть. Но есть одна жизненно важная область, в которой без мучений и убийства живых обойтись нельзя, увы. Это разработка и проверка лекарственных препаратов, методик, степени опасности, вот этого всего. Не верьте, когда вам говорят, что вот есть модели, можно все рассчитать… Это чушь и бред. Если мы не будем испытывать лекарства на животных, то мы будем испытывать их на людях, и сейчас, увы, выхода пока нет.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s